Стася Шульга о своих эмоциях после года жизни в Черногории: Эмиграция

Стася Шульга: „Mенять жизнь очень заманчиво“

Вот уже больше года я живу в Черногории. Все. Написала я это предложение, лаконичное и несущее исчерпывающую информацию, поставила точку и…, и дальше не идет, не пишется, в голове все понятно, могу делиться эмоциями и рассуждать на эту тему. Редкий случай: мысли ясные, но связи между ними и кончиками пальцев нет, прервалась нить. Но может тогда и не ясно ничего, не понятно, может быть, прожила год и два месяца на берегу моря среди гор и, как в детстве говорили, ни уму, ни сердцу. Может быть, пора разобраться, что же все-таки это было. Этот мой отъезд годичной давности, что это – отчаянный шаг, одинокое решение, неразумная смелость, прыжок в пустоту или все-таки интуиция, что, если останусь, дальше все будет только хуже? Пожалуй, все вместе, все сразу…
Когда я рассуждала о своей эмиграции спустя месяцев пять, тогда, помню, переживала пик эмиграционной депрессии, не осознавая ее. И совсем недавно поняла, что почти весь этот год жила с привкусом металла во рту, привкусом страха. Большинство людей бегут от этого чувства. Я – нет, и не потому, что офигенски крута, мне попросту некуда бежать, я уже это сделала – уехала из одной страны в другую. Из одного шумного города в другой. Прочь из своего обжитого вдоль и поперёк мира, выжатого до последней капли, из кроличьей норы, пусть и любимой, в мир новый, расслабленный, щедрый. Почему уехала? Потому что менять жизнь очень заманчиво, потому что все, что могла из прежней жизни я взяла, как раз до той самой последней капли.

Новый мир

Почему Черногория? Потому что страна прекрасная, люди щедрые. Почему Будва? Так кипучая, хоть и полако живёт. Многословная и многослойная. Как крепкое шампанское. Как будто ракию с пузырьками смешали. И, конечно, я знала, что будет страшно, но страх не мешал пониманию, что новый мир ближе прежнего, что нормально бояться, когда начинаешь жизнь с чистого листа. И что нормально желать обычных бесхитростных человеческих радостей, разрешить себе ничего не делать, даже когда нужно делать. Разрешить себе стареть, не считая морщинок.

Расслабиться и, спустившись с каблуков, почувствовать твердую почву под стопами, со всеми ее камушками и трещинками, почувствовать ее возраст, как свой собственный. Разрешить выйти к морю в домашнем платье, потому что, выйдя выкинуть мусор, неожиданно решила прогуляться. Разрешить себе не покупать купальник на новый летний сезон, не только потому, что нет денег, но и потому, что сезон не станет от этого хуже. Разрешить себе не переживать, что стала весить на десять килограмм больше, ведь если чувствуешь себя хорошо, не по фигу ли, что мечта состариться по-птичьи осталась лишь мечтой. И, в конце концов, разрешить почувствовать себя женщиной, потому что здесь, пожалуй, самые красивые мужчины, которых я встречала. А разница в менталитете, патриархальность и прочие нюансы – это уже совершенно другая тема.

Tопливо жизни

Сейчас, разбираясь со своими страхами, хочу одного – удовлетворенности. Желание – вечное топливо нашей жизни, и мы всегда неудовлетворенны. Осуществляется одно желание, тут же возникает другое. Этот процесс безостановочен. Говорят, отсутствие желаний – признак депрессии. Я уже не уверена, что это так, совсем не уверена… Может быть, буддисты правы: освободи себя от желаний и обретешь все, что тебе нужно. Хотя нужно оставить себе немного любопытства. Ну и что с того, что любопытство сгубило кошку, оно еще сгубило и многих древних греков, когда Пандора открыла ящик полный бедствий, этот факт ставит любопытство лично для меня в ранг «интереснейших».
Ведь за чем-то нам нужно знать, что будет за дверью номер три, даже если это знание может навредить нам. А все потому, что без него, этого знания, нам будет скучно, как будет скучно без каблуков и платьев, без карьеры и ожидания театральных премьер, без светских около сплетен, скучно за белыми заборчиками созданных нами миров. Поставьте себя на место Пандоры, она получила подарок – удивительный ящик полный вещей, о которых она даже и не знала. И… Конечно, она его открыла! А вы не стали бы? И вот оно настоящее топливо жизни, ее мотор, не желания, а вечные противоречия.

„B конечном итоге решает все, скажу я вам, степень отчаяния“„B конечном итоге решает все, скажу я вам, степень отчаяния“

Хлеб и оливковое масло

Но это все эмоции, а в конечном итоге решает все, скажу я вам, степень отчаяния. Не решимость против решимости, а отчаяние против отчаяния. Хочется вытопить, выплеснуть всю печаль из себя. А еще иногда хочется выплеснуть из себя мысли, ясные и не очень, освободиться от них, чтобы в свободное пространство пришли новые. И тогда, если после года проживания в новой стране, после эмиграционной депрессии, после критического сближения минусов и плюсов новой жизни, вы продолжаете наслаждаться, обмакивая белый хлеб в оливковое масло – значит, вы живете.
Если после вопросов: что же это было – безумный поступок или отчаянно смелый прыжок в никуда, если после всех сомнений и страхов, вы все ещё слышите воркование горлиц и разговор волн с песком – значит, вы наслаждаетесь новой жизнью. Если вы, спустя год, до сих пор различаете запахи роз и цитрусовых, любуетесь горами, игрой их ближних и дальних планов, если все еще… – значит, познаете новое. Значит, пора принять другую жизнь, пора уже начать дышать. Дышать глубже, вдохнуть без страха весь этот воздух, подальше от стекла и бетона. Вы – эмигрант, примите это, и это прекрасно. Таково мое мнение, вашей коллеги по переменам.

Стася Шульга приехала из России в Черногорию, чтобы родиться вновь, весной 2016 года. «Уверена, хорошо там, где я есть, но Балканы – одно из лучших мест на земле, где можно жить с наслаждением. Этим я и занимаюсь уже год – просто живу, и собираюсь наслаждаться этим процессом еще, как минимум, целую вечность», - говорит она о своей жизни в этой стране.
Ivana Popović
Ivana Popović

Ivana Popović je dugogodišnji dizajner Ona Magazina i Chernogoria Zhurnala i autor njihovog totalnog redizajna. Ona brine i o marketingu oba izdanja od njihovog osnivanja do danas, pri čemu Ona Magazin izlazi punih devet a Chernogoria Zhurnal punih 12 godina. I na kraju, Ivana je pasionirani zaljubljenik u kulinarstvo, urednik rubrike „Ivanina kuhinja“ i maštar u sasvim drugom smeru od izdavaštva.

Trenutno nema komentara

Ostavite komentar

Vaša email adresa neće biti objavljena